Смысл жизни

Экзистенциальный недуг

Справедливости ради надо отметить, что не все философские течения и не все философы искали смысл жизни так высоко и так глубоко. К примеру, античные философы-гедонисты считали, что жить надо ради удовольствий, приверженцы эвдемонизма провозглашали смыслом жизни счастье, а утилитаристы даже в наши дни считают, что высшей ценностью жизни является непосредственно ощутимый конкретный результат и польза, которую можно извлечь из любой вещи.

На рубеже XIX–ХХ веков инициативу в изучении проблемы смысла жизни перехватили психологи, потеснив философов и теологов. «Планка» вновь сместилась: с высот Вселенских Законов и прикосновения к Вечному она спустилась к отдельной личности, к индивидуальности. Психологи, изучая данный вопрос, основываются на анализе того, как конкретный человек пытается найти смысл жизни, что происходит, если этот смысл найти не удается, и какие общие выводы, полезные для всех, можно извлечь из всего этого. В сферу интересов психологии попадает также вопрос о том, как и благодаря каким факторам происходит формирование смысла жизни и какое влияние оказывает на личность обретение или, напротив, утрата смысла жизни.

На основании многочисленных опросов разными психологами была сделана классификация «смыслов жизни» и жизненных приоритетов. Хотя ответы различались в зависимости от возраста и уровня образования, полученные результаты были в рамках ожидаемого: в качестве приоритетов лидируют здоровье, взаимоотношения, разные хобби и увлечения (в особенности у молодежи). Деньги и материальное благополучие, к счастью, не на первом месте, но, к сожалению, далеко не на последнем. Лишь у выдающихся людей на первом месте были выделены любимое дело и вера.

Многие ученые исследовали в наше время довольно распространенную проблему — жизнь без осознанного смысла. Оказывается, отсутствие смысла в жизни человека создает особые проблемные ситуации, а также существенно влияет на внутреннее ощущение и психический склад человека. Итальянский психолог Сальваторе Мадди предлагает назвать эту проблему «экзистенциальным недугом» или «экзистенциальным неврозом». Эту специфическую болезнь Мадди описывает как состояние, в котором в результате отсутствия смысла жизни появляются скука, общая незаинтересованность и явно выражена пассивность в ситуациях, когда нужно сформировать собственное мнение и взгляд на что-либо, сделать сознательный выбор, принять самостоятельное решение. Психолог даже выявил группу риска: это, как правило, люди-конформисты, лишенные индивидуальности, с мало развитой работой сознания. Им свойственно принимать тот смысл жизни, который внушается извне.

В чем смысл жизни? Служить другим и делать добро.

                                                                                                                         Аристотель

Мадди описал три формы «экзистенциального недуга». Крайний случай — когда для человека ничто не имеет смысла. Вторая форма — «нигилизм», стремление агрессивно дискредитировать все, что может претендовать на смысл. Третья форма — «фанатизм»; в его основе — потребность постоянно действовать, чтобы не осталось времени на размышления. Не рискуют заболеть «экзистенциальным недугом» те, кто имеет ярко выраженную индивидуальность. Это, как правило, люди, ясно понимающие, к чему стремятся и в чем их цели и задачи, имеющие широкий кругозор и многогранные интересы или желающие этого, склонные к работе над собой и к творчеству в любой форме, к размышлениям, особенно если к этому добавляется работа воображения и интуиции.

Виктор Франкл: исцеление смыслом

Подлинный прорыв в понимании смысла жизни произошел в 40–50 годы XX столетия. Он связан с именем австрийского психолога Виктора Эмиля Франкла (1905—1997), основателя особого направления в психологии — логотерапии (от греческого логос, «смысл»), учения о смысле, можно даже сказать: об «исцелении» благодаря смыслу.Именно в этот период психологи и психиатры обратили внимание на то, что стали появляться специфические психологические недуги и расстройства, прогрессирующие с особой силой, все они были связаны с утратой смысла жизни и, соответственно, с утратой душевного равновесия: депрессия, алкоголизм, неврозы, наркомания. Интересно, что подобные расстройства с одинаковой силой поражали людей весьма успешных в карьере и в бизнесе, обладавших большим материальным состоянием. Американские психологи описали «воскресные неврозы», когда после недели напряженной работы успешный менеджер просыпался в выходной в своем благоустроенном доме и ощущал непонятную пустоту, которую не могли заполнить ни жена, ни дети, ни домашние заботы. Такое состояние, многократно повторяясь, в конце концов нередко развивалось в тяжелое психическое расстройство. Стало отчетливо заметно, что карьерный рост и благосостояние отнюдь не гарантируют душевного равновесия. «Мне 22 года, — писал Франклу один американский студент. — У меня есть ученая степень, у меня шикарный автомобиль, я полностью независим в финансовом отношении, и в отношении секса и личного престижа я располагаю бо/льшими возможностями, чем я в состоянии реализовать. Единственный вопрос, который я себе задаю, — какой во всем этом смысл?»«Логотерапия» Франкла не просто теория и не просто одно из направлений психологии. Это не учение о каком-то абстрактном и теоретическом смысле, а прожитое и доказанное убеждение, что человеческая сила духа превыше всего. Она пробуждается тогда, когда человек знает, ради кого и ради чего живет, и когда за это сражается. Она дает возможность сохранить свою совесть, индивидуальность и достоинство в любых условиях, не сдаваться перед самыми страшными обстоятельствами и не ломаться под самыми сильными ударами, которые обрушиваются на тело и душу. Больше всего трогает то, что сам Франкл все это прожил и подтвердил собственным примером. Его логотерапия — это не только плоды исследования ученого, а «мудрость души» человека, который, испытав величайшие страдания, понял, что нет более великого смысла жизни, чем помогать людям его обрести. Вряд ли в минувшем столетии удастся найти хотя бы одну психологическую теорию личности, за которую ее создатель заплатил столь высокую цену.Согласно Франклу, человеком движет в первую очередь стремление найти смысл своего существования. Утрата смысла, нежелание или невозможность его найти лежит в основе многих психических расстройств и болезней, многих самоубийств и является одной из причин преступности, насилия, алкоголизма, наркомании.Для Франкла стремление к поиску смысла и стремление осуществить его в жизни — это потребность, от рождения присущая каждому человеку. Она является основным двигателем развития личности, души, сердца и ума человека и направляет все его мечты, решения и поступки. Отсутствие смысла жизни ввергает человека в состояние, названное Франклом «экзистенциальным вакуумом». Именно экзистенциальный вакуум — причина, порождающая в широких масштабах специфические неврозы и расстройства, которые выражаются в пассивности, апатии, равнодушии, мыслях о самоубийстве.Франкл предлагает особый подход к поиску смысла, основанный на философии человеческой ответственности: если ты знаешь, ради кого и ради чего живешь и сражаешься, тогда ты находишь силу преодолевать любые препятствия. Когда ищешь смысл и особенно когда его находишь, нужно пробудить и поддерживать в себе особое внутренне состояние. Психолог назвал его «трагическим оптимизмом». Оптимизмом — поскольку это вера в возможности человека, вера в лучшее в нем. Трагическим — поскольку надо отдавать себе отчет в том, что часто зло оказывается сильнее или даже предпочтительнее для человека.Смысл нужно не просто искать, за него приходится бороться, и борьба эта нелегка. Смысл жизни человек не изобретает, а находит его в мире и в той реальности, в которой живет, и часто сама судьба указывает путь. Обрести его способен каждый, независимо от пола, возраста, интеллекта, образования, характера, среды и религиозных убеждений.Хотя смысл жизни каждого уникален, существуют универсальные ценности, которые всегда делают жизнь осмысленной. Это могут быть любимые и близкие существа, сильные переживания и осознания, пробуждение способностей и добродетелей, творчество в любой форме, осмысленный и вдохновенный труд, любимое дело и многое-многое другое.Но каким бы ни был наш смысл жизни, самое главное — это позиция, которую мы занимаем по отношению к судьбе, особенно когда находимся во власти обстоятельств, которые мы не в силах изменить. Человек не всегда может изменить обстоятельства, но он волен занять осмысленную и достойную позицию по отношению к самой тяжелой ситуации и открыть во всем, что проживает, глубокий жизненный смысл, великую пользу для собственной души. Страдания, если они выпадают на нашу долю и неотвратимы, лучше принять и использовать во благо, поскольку, как учит Франкл, «мы мужаем и растем в страданиях. Они делают нас богаче и сильнее». Интуитивно отыскивать глубокий смысл, кроющийся в важной или трудной ситуации, по Франклу, способна совесть. Совесть — это «смысловой орган», «высший судья», она помогает человеку найти смысл, даже противоречащий сложившимся ценностям, когда это требуется для сохранения своего достоинства и своих жизненных принципов. Человек свободен, если в своей жизни и в своих поступках руководствуется тем смыслом и теми ценностями, которые не поддаются давлению ни жизненных обстоятельств, ни окружения. Найти смысл — полдела; необходимо жить в соответствии с уникальным смыслом своей жизни. Человек несет за это ответственность.

Метод Виктора Франкла вместе со своим создателем прошел уникальную «проверку на прочность» в самых чудовищных условиях фашистских концентрационных лагерей. Франкл не только выжил сам, но и помог десяткам других заключенных уцелеть и сохранить человеческое достоинство.Логотерапия, или «исцеление смыслом», cтала откликом на душевные и человеческие потребности эпохи, в которой было, как и в наше время, полно несчастных и растерянных людей. Потому она смогла помочь миллионам не только больных, но также и здоровых вернуть утраченное душевное равновесие.

Как бы то ни было, ответы на вопрос о смысле жизни может дать только сама жизнь. Опыт многих поколений показал: поиск смысла — это не вопрос построения теорий о собственной жизни или о жизни вообще.

Смысл открывается се пройдет. Страдания, муки, кровь, голод и мор… а вот звезды останутся, когда и тени наших тел и дел не останется на земле… Так почему же мы не хотим обратить свой взгляд на них?

                                                                                                                   Михаил Булгаков

 

 

О смысле жизни.   Осипов А.И.



 

Как найти смысл жизни?

  Альфрид Лэнгле

Только человеку свойственно переживать свое существование как спорное, ставить под сомнение ценность собственного бытия.

                                                                                                                    Виктор Франкл.

Человек не хочет прозябать во мраке неведения. Ему нужно знать и чувствовать, для чего он здесь, для чего ему вообще нужно что-то делать. Он хочет участвовать в формировании своей жизни, своего пространства и окружения; ему важно быть там, где жизнь ценна для него, соприкасаться с тем интересным, прекрасным, значительным, что есть в мире. Условия жизни приобретают второстепенное значение, когда мы близки к ее сути. Франкл следом за Ницше резюмировал эту мысль знаменитой максимой «тот, у кого есть зачем жить, вынесет почти любое как»

Жизнь человека оказывается осмысленной, когда в каждом ее миге он присутствует целиком — всеми своими навыками и задатками, чувствами и волей; когда творчески взаимодействует с обстоятельствами, воспринимая их такими, каковы они есть. Смысл — это такой вид отношений с жизнью, когда мы очень близки с ней.
Нет такого периода в нашей жизни, когда тема смысла не была бы важна, потому что мы всегда либо опираемся на смысл, чтобы выдержать тяготы, либо ориентируемся на него при совершении выбора. Ведь будущее неоднозначно, и путей к нему — множество.

Любой, кто не оставил намерения прожить полную жизнь, кто стремится вырваться за рамки повседневности, выстоять в кризисе и страдании, кто строит планы на будущее; каждый, кто собирается отметить какую-либо веху или реализовать новые идеи, в процессе выполнения своих непосредственных задач постоянно внутренне соприкасается с ценностью своих действий. Ориентир, «ради чего?» — независимо от того, знаем мы о нем или же действуем импульсивно, бессознательно, — определяет любой наш поступок подобно программе: в каждом взаимодействии с жизнью мы так или иначе задаемся вопросами осмысленности.

Вопрос о смысле — сам по себе очень человеческий вопрос. Поэтому мы по-прежнему встречаем — на лекциях, в дискуссиях и в печати — сильный, живой интерес со стороны людей самых разных возрастов и профессий. Этот вопрос естественен, если вспомнить о том, что вкладывают в это понятие. Чаще всего под смыслом понимают нечто решающее. Смысл определяет жизненные успехи и поражения. Известно, что его утрата оборачивается отчаянием. Пока человек жив, он бьется над этим жизненно важным вопросом; сознательно или нет, называются ли его поиски поисками смысла или как-то иначе, неизменно одно: то, что подразумевается под смыслом, — главное в жизни человека.

Человек живет во внешнем и внутреннем пространствах. Все мы в какой-то момент осознаем себя, свои способности и склонности, физические и социальные условия своего существования, которых не выбирали. И с этого момента все зависит от того, как мы сами сформируем свою жизнь в этом мире. Каждый может что-то сотворить из своей жизни и из себя самого.

Мы вполне свободны, но эта свобода сугубо человеческая, не сверхъестественная, и потому относительная; это свобода в определенных границах.

С экзистенциальной точки зрения, полная жизнь человека отмечена тремя признаками, а именно:
— он настроен на переживание ценного самого по себе, на восприятие доброго, красивого, обогащающего видение мира;
— изменяет действительность и обращается к лучшему, когда только можно (к лучшему — самому по себе, не только к лучшему «для меня»);
— когда это невозможно, когда необходимо вынести обстоятельства, не просто пассивно мирится с ними, а вопреки всем страданиям растет и развивается в них до полного расцвета своих человеческих возможностей, меняется к лучшему.

Свободны ли мы в нашей жизни? Ответ на этот вопрос зависит от (изменяемой!) точки зрения на то, что есть жизнь. Если жизнь — это исполнение желаний и требований, то она зависит от обстоятельств и в этом отношении несвободна. Если же смотреть на жизнь сущностно и воспринимать ее как собственное взаимодействие с выпавшими мне обстоятельствами, то она полна возможностей для формирования или выдерживания ее.

Увеличение свободы переживается как освобождение, только если освобожденный знает, чего он хочет. Быть свободным без знания, «для чего» эту свободу использовать, приводит к непереносимому чувству пустоты, которое быстро становится мучением. Это чувство пустоты, сочетающееся с глубинным чувством бессмысленности, Виктор Франкл называл «экзистенциальным вакуумом».

Да, свобода может быть обременительной. Человеку, выбирающему ее, приходится снова и снова искать ориентиры — чтобы не растеряться, не оказаться беспомощным перед необходимостью принимать решение. Для этого нужно совершенствовать, оттачивать свой навык ориентироваться. Поэтому постоянно возникает соблазн отказаться от свободы, присоединяясь к решениям других или кидаясь куда попало, чтобы с помощью алкоголя или актов произвола как можно скорее покончить с ней. Любой произвол, любое решение, принятое «просто так» и ни к чему не обязывающее, ничего не стоит и ведет только к удовлетворению сиюминутной потребности. Существование человека, живущего по принципу «не все ли равно, что делать», однообразно и хаотично; оглядываясь назад, он и не вспомнит о том, что это время было полно возможностей…

Человечество, по-видимому, обречено вечно колебаться между двумя крайностями — нуждой и скукой. Действительно, скука в наше время ставит перед психотерапевтом гораздо больше проблем, нежели нужда. И эти проблемы растут с угрожающей быстротой, так как процесс автоматизации, по-видимому, приведет к значительному увеличению свободного времени. Беда состоит в том, что большинство не знает, что же делать со вновь образовавшимся свободным временем.

«Франкл различает две стадии синдрома бессмысленности — экзистенциальный вакуум и экзистенциальный невроз. Экзистенциальный вакуум, или, как он иногда говорит, «экзистенциальная фрустрация» — распространенный феномен, характеризующийся субъективными переживаниями скуки, апатии и пустоты. Человек настроен цинично, лишен чувства направленности жизни и ставит под сомнение большинство жизненных занятий. Некоторые жалуются на пустоту и смутное недовольство, наступающие с окончанием рабочей недели («воскресный невроз»). Свободное время заставляет человека осознать, что нет ничего, что он хочет делать. Франкл утверждает, что экзистенциальная фрустрация встречается все чаще и наблюдается во всех уголках мира.

Особая заслуга Виктора Франкла состоит в том, что он первым систематизировал все ценности, которые несут в себе зародыш осмысленности. Франкл в своих книгах называет их «основными путям к смыслу». Поскольку эти ценности могут оказать большую помощь в осмысленном формировании жизни — особенно тем, кто уже отчаялся, разыскивая смысл, — остановимся на них подробнее.

 

 

В чём смысл нашей жизни



 

Смысл жизни и пр. Фрагмент х/ф Никиты Михалкова «Несколько дней из жизни И.И. Обломова».



Смысл жизни Отредактировано: 15 Июл 2017 admin