Судьба

Но все это может прекрасно сочетаться со свободой выбора, которую мы также должны понимать не как нечто абсолютное, а, скорее, как нечто более или менее относительное. Внутри великого метаисторического движения по пути эволюции мы можем создавать нашу собственную историю, и мы в ответе за все, что создаем, за все, что делаем. Ибо хотя верно, что все повторяется, движется и возвращается на круги своя, однако ничто и никогда не бывает таким, каким было прежде. То, что происходит сейчас, в данный момент, — уникально и неповторимо. В таком виде, в такой форме оно никогда больше не вернется и в каком-то смысле никогда не существовало. Поэтому каждое мгновение ценно и священно именно тем, что мы делаем, пока оно длится, тем, что мы делаем здесь и сейчас, поскольку оно никогда больше таким не будет. И потому мы в ответе за то, что происходит с нами каждое мгновение, за то, чтобы не опускать руки и не опускаться самим. Ибо тот, кто, веря в абсолютную неизбежность судьбы, позволяет, чтобы его несло течением жизни, рискует превратиться в бревно, которое может разбиться в щепки. Каждому человеку дан шанс, возможность идти по пути, в своем ритме и согласно своим способностям; но какими бы ни были его ритм и способности, он должен двигаться вперед, постоянно совершенствуясь и очищаясь. Одни люди плетутся по пути еле-еле, другие двигаются решительно и смело. Одни шагают опираясь на окружающих, а другие идут так, чтобы окружающие могли на них опереться. Для одних вовсе не важно, будут ли они идти по головам тех, кто рядом, и сколько людей пострадает, пока осуществятся их интересы и желания. Но для других не важно, сколько людей пройдет по их головам, если таким образом можно помочь им продвинуться по пути. Не все люди одинаковы, уравниловка — это один из «мифов» ХХ века. Все мы разные: у нас разные лица, разные вкусы, разный образ жизни. Но это не значит, что мы противостоим друг другу, что мы друг для друга враги. Именно благодаря различиям мы можем собрать и объединить все те элементы, которые нужны, чтобы двигаться по пути эволюции.

Истинный философ — тот, кто действительно ищет Истину, — должен привыкнуть идти рука об руку с Мистериями. Он не всегда может объяснить все, что происходит, и должен принимать то, что не может понять. Ибо желание все понять, все знать, все выразить в цифрах и в словах — это проявление тщеславия. Люди XIX века глубоко заблуждались, когда говорили: «Да что же еще теперь изобретать?» Придумав первые паровозы, первые прототипы машин, двигавшиеся со скоростью 20 километров в час, они полагали, что уже изобрели всё. Но сколько всего оставалось изобрести после них — столько же останется изобрести после нас. А сколько еще того, что мы хотели сделать, но забыли, или того, что не хотели, но все-таки совершили! Итак, мы должны научиться идти по пути, как будто ведем за руку маленького ребенка, ибо он является символом Тайны. Часто в инициатических Мистериях та часть Бога, которая живет в нас самих, а также и вне нас, изображалась в образе ребенка, улыбающегося и несущего в руках факел — чтобы мы могли лучше видеть, куда идем и куда ступают наши ноги. Этот ребенок, сопровождающий нас на пути, — олицетворение нашего внутреннего сокровища, о существовании которого мы ничего не знаем. Он напоминает о том, что каждый из нас должен хранить в своем сердце хотя бы маленькую долю скромности, а еще — твердую веру в самого себя, в человечество и в Бога. Я имею в виду не Бога христиан, евреев или мусульман, но ту великую, загадочную Сущность, которая больше и выше любой проявленной формы. Я имею в виду Того, кого каждый из нас несет в глубине своего сердца, чью любовь и покровительство мы чувствуем постоянно, в жизни и в смерти. ЧЕЛОВЕК С БОГОМ НИКОГДА НЕ ОДИНОК. Когда человек чувствует присутствие Бога, он не может быть одиноким. В границах собственной судьбы он может делать все, что хочет и о чем мечтает.

ЧЕЛОВЕК С БОГОМ ВСЕГДА В БОЛЬШИНСТВЕ.                  Мадрид, 1987 г.

                                                                                                                   

Не вольны мы, судьбой распоряжаться, Извечной тайны нам не разгадать. Да, глупо с предначертанным сражаться, Но и преступно ждать и уповать.

 

      Что такое судьба и Участвует ли сатана в жизни людей



 

Судьба в Православии 

Судьба — многозначный термин, обозначающий:

1. предназначение (идеал);

а) небесная: полное раскрытие образа и подобия Божия, жизнь в Царствии Небесном;
б) земная: исполнение земного предназначения; земная реализация данных от Бога сил во славу Божию;

2. жизненный путь: исполнение или неисполнение предназначения (например, Саул не исполнил его, а Давид исполнил);

3. стечение обстоятельств (что есть Промысл Божий);

4. рок (неотвратимость)

Вера в слепую судьбу, как рок, взамен общения с живым, личным Богом противоречит Божественному Откровению, на котором основано христианство. Святитель иоанн Златоуст выразился ещё более определённо: Учение о судьбе (роке) посеяно диаволом.

 У античных язычников судьба — непостижимая предопределённость событий и поступков человека. Судьба язычника — это рок, фатум. Человек — игрушка судьбы, раб обстоятельств. От судьбы нельзя уйти, ее нельзя изменить, ей можно только покориться, как призывали делать стоики. Этой «судьбы» Православие не признает, т.к. такое понятие судьбы абсолютизирует только один аспект — аспект несвободы.

В науке роль судьбы выполняет казуальная детерминация, т.е. причинность. Судьбы как фатума нет, но есть естественные законы физического мира, которые невозможно изменить, от действия которых невозможно убежать. Если ты болен смертельной болезнью — тебе никогда не выздороветь. Если тебе отсекли руку, она никогда не прирастет обратно. Если ты смертен — ты непременно умрешь, личность полностью распадется и не будет ничего. Как говорил тургеневский Базаров, лопух на могиле вырастет. Такой атеистической или натуралистической детерминации Православие также не признает.

В противовес указанным вариантам судьбы в религиозном сознании существует понятие судьбы как телеологической детерминации, т.е. Промысла, Провидения. Не слепой рок, не безличные физические законы, а Премудрый и Благой Творец управляет жизнью человека. Не из-за несчастливой судьбы, не из-за «естественной» зависти братьев, а по Промыслу Божию Иосиф оказывается в Египте и становится спасителем своей семьи. Прп.Иоанну Дамаскину отсекли руку, но — вопреки всем физическим законам — она вновь прирастает. Лазарь умирает, но вновь воскресает силой Господа Иисуса Христа.

Таким образом судьба — это детерминизм, предопределение. В Православии есть учение о предопределении. Мы все предопределены ко спасению, учит св. апостол Павел: «Ибо кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братиями. А кого Он предопределил, тех и призвал, а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил» (Рим.8:29-30). Здесь слово «судьба» понимается в смысле предназначения. В этом смысле у всех людей единая судьба — оказаться в Царствии Небесном: «Ибо призвал нас Бог не к нечистоте, но к святости» (1Фесс.4:7). Но мы — грешны. Поэтому Господь, чтобы удержать нас если не благами рая, то хотя бы страхом, уготовал не только рай, но и геенну огненную. И теперь у нас есть только два пути: или в рай, или в ад. Учение 12 Апостолов начинается с таких слов: «Есть два пути: один — жизни и один — смерти». В этом смысле наша жизнь тоже предопределена и у каждого есть своя судьба: или оказаться в раю, или в аду. Это — статический, так сказать, аспект судьбы.
Помимо статики есть и динамика. В противовес языческой или естественнонаучной роковой детерминации Православие дает идею свободы и благого Промысла Божия. Лично человек свободен в выборе между добром и злом. Поэтому только от него зависит какая будет его судьба: добрая (вечная жизнь и общение с Богом) или злая (вечная смерть и мучение с демонами). Кроме того, существует благой Промысл Божий, который направляет человека к спасению, помогает человеку сделать выбор в пользу добра, подталкивает его к дороге, ведущей в рай.
Свою судьбу человек осуществляет в течение своей жизни. Он растет, совершает поступки, учится выбирать добро, совершать добродетель и избегать зла. И, наконец, достигает своей судьбы: окончательной и бесповоротной участи: вечной жизни в раю. Эту судьбу унаследовали святые и добродетельные жены и мужи. Или другой, страшной судьбы: безвозвратных мучений и безнадежного пребывания в геенне огненной. В таком случае можно говорить о судьбе как жизненном пути каждого человека от рождения в бессмертие. В отличие от единой общей судьбы всех людей (рай или ад), личная судьба может быть многообразной: тогда судьба — это реализация общего предназначения отдельным человеком, результат раскрытия в себе образа и подобия Божия. И тогда можно говорить о горькой судьбе как неудавшейся жизни, или о счастливой судьбе, как о пути, завершенном в Царствии Небесном.

На фоне православного понятия о судьбе как выполнении божественного предназначения судьба человека в других религиях выглядит блекло. В современном иудаизме всех, рожденных от Адама, ожидает смерть. Даже последователи и исполнители закона Моисея и предписаний Торы после смерти идут в шеол — место, лишенное Бога. Судьба современного иудея горька: если Вавилонский плен длился 70 лет, то современное рассеяния длится уже два тысячелетия. Храма — даже второго — нет. Самая главная часть закона Моисея не исполняется: без храма невозможно приносить жертвы за грехи. Бог наказывает Свой народ за них рассеянием по всему свету. Все иудеи — скитальцы. Их земная судьба — судьба вечно гонимых странников, от которых Бог отвернул Свое лице. А поскольку жертва не совершается и грех народа продолжает вызывать гнев Божий, их посмертная судьба — пребывание в шеоле. Даже пришествие иудейского мессии не сможет помочь умершим, т.к. иудаизм отрицает воскресение мертвых. Чем-то это похоже на марксизм: чтобы отдаленные потомки могли удовлетворять любые свои прихоти без всякого труда (это и означает лозунг «каждому по потребностям, от каждого по способностям»), другим надо голодать, умирать и жить в нищете без всякой надежды попасть в коммунистический рай.
Судьба человека в исламе несколько иная: у мусульман есть свой рай. Правда, этот рай — только для мужчин. Там нет места женщинам, разве что предельно благочестивым женам, которые будут продолжать прислуживать своему господину и на небе. Но они вряд ли будут первыми в ряду 70 прекрасных гурий, которыми будет обеспечен каждый достигший неба последователь Аллаха. Это — общая судьба мусульман (следует оговориться: мусульман, в чьих жилах течет арабская кровь. Для не-арабов рай также закрыт). Но личная складывается иначе. В исламе Аллах — бог, по воле Которого совершается ВСЕ: и доброе, и плохое. Аллах может творить все, что захочет: его желания и воля не ограничены никакими рамками, никакими законами, ни какими клятвами или обещаниями. И потому судьба человека в исламе — в абсолютной зависимости от воли Аллаха. А воля Аллаха не зависит ни от греховности человека, ни от его добродетели. Захочет Аллах — и человек будет благоденствовать, даже если он страшный грешник. Захочет — и будет нищим скитальцем, даже если он предельно добродетельный. Предугадать невозможно, что же именно надо сделать, чтобы попасть в обещанный рай. Согласно исламу все, что бы ни происходило с человеком, есть воля Аллаха. Объяснить ее невозможно, изменить — тоже. Остается только покорно терпеть ее. В каком-то смысле покорность воле Аллаха похожа на покорность неотвратимому року в греческом язычестве.

Если вспоминать восточные религии, то судьба человека там совсем печальная. Так как мира как такового не существует, он лишь майя — наваждение, то и личность отдельного человека — лишь временная категория. Более того — это зло. Восточное благо — это безличное единое целое, не имеющее сознания, воли, эмоции, памяти, ничего. Каждый человек несет свою карму, т.е. отвечает за поступки и действия того, о ком он даже не помнит — своего якобы прошлого воплощения. Поэтому судьба человека на востоке также плачевна: земные радости могут обернуться будущими страданиями, а нынешние страдания не гарантируют благое существование после смерти, т.к. неизвестно, сколько именно надо страдать, чтобы исполнить карму, величина которой заведомо неизвестна. И конечная цель жизни — достичь нирваны, т.е. полного растворения в Будде. Это уничтожение личности православный философ Вышеславцев называет страшными, но точными словами: духовное самоубийство.

Как человек осуществляет свою судьбу? Он рождается на земле от определенных родителей, в определенной стране, определенного пола. Здесь у него нет выбора. Это — его судьба. От нас не зависит, где и от кого мы родились. Это — судьбы Божии. Но если в язычестве это определяет все (рождение в бедности — несчастная судьба, рождение в царском доме — счастливая), то в Православии все это не имеет решающего значения. Даже наоборот. Можно быть добродетельным и благополучным в бедности, а можно быть грешником в богатстве. Христос даже утверждает большее счастье для бедных: блаженны нищии…, трудно богатому войти в Царство Небесное. Решающим моментом в достижении своей судьбы, в исполнении божественного предопределения является другое: свободный выбор между добром и злом.
Но мы рождаемся грешными, с первородным грехом, т.е. воля, ум и чувства наши повреждены, тело наше воюет на нашу душу, в членах наших живет закон греха. Получается, что и выбор между добром и злом мы не можем сделать так уж свободно: мы от рождения выбираем грех; нашими родителями мы обречены на изначальную греховность.
Тогда-то и вступает в дело благой Промысл Божий, который решает спасти нас не когда мы исправились, а когда еще были врагами Божиими. Несмотря на нашу вражду с Богом, на наши грехи, Бог Сам спасает нас различными средствами: посылает Свою предваряющую благодать, просвещает нашу душу и пробуждает в нас стремление к Богу. Бог устами пророка Исаии говорит: «Я открылся не вопрошавшим обо Мне; Меня нашли не искавшие Меня» (Ис.65:1). В течение всей жизни Бог многократно обращается к человеку, дает ему возможность обратиться к Себе и возрастить плод добродетели: кому во сто крат, а кому в шестьдесят, иному же в тридцать (Мф.13:8). Это — тоже своего рода судьба: кто угождает Богу в миру, кто — в священстве, а кто — в монашестве.
Но есть и еще один аспект православной судьбы, который, правда, с трудом принимается многими людьми: судьбы как предведения Божия. Апостол Павел пишет: «Ибо кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братиями. А кого Он предопределил, тех и призвал, а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил» (Рим.8:29-30). Бог прославил тех, Кого Он предузнал. Бог обладает всеведением, для Него не существует нашего земного времени. Примеров такого предзнания много: это предсказание о рождении святого Иоанна Предтечи (Лк.1:15), это слова святого апостола Павла о своей избранности еще прежде рождения (Гал.1:15), это указание на будущее Божие избрание родителям преподобного Сергия Радонежского… Поэтому-то Бог и открывает пророкам и апостолам судьбы будущего века: Второе славное Пришествие, День всеобщего Воскресения и Страшного Суда. Как всеведущему, Богу открыты все судьбы человека, и Он заранее знает, какой путь изберет человек: путь жизни или путь смерти. Поэтому судьба человека уже известна Богу заранее, и это и есть последний аспект православного понимания судьбы. Но это известно одному только Богу. Наша же судьба полностью зависит от нашей доброй воли. И мы сами выбираем себе свою судьбу.

«Правда Твоя, как горы Божии, и судьбы Твои — бездна великая! Человеков и скотов хранишь Ты, Господи!» (Пс.35:7)

«О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его!» (Рим.11:33).

Судьба Отредактировано: 15 Июл 2017 admin