Отмытые деньги

Отмытые деньги

Когда человек говорит, что деньги могут все,
знайте: у него их нет и никогда не было. 

Эдгар Хау

Отмытые деньги. Как с помощью футбола отмываются деньги.
(Видео. Футбол с улыбкой.)
( Отмывание денег и роспил. Док. Фильм. )
Модели отмывания криминальных фондов денежных средств.

(Черкизон. Док. Фильм.)

Как с помощью футбола отмываются деньги

Отмывание денег — один из самых процветающих бизнесов во всем мире. В наши неспокойные времена он стал еще более привлекателен, в нем появились новые игроки и новые креативные методы. Группа по разработке финансовых средств борьбы с отмыванием денег (Financial Action Task Force — FATF) подготовила отчет…

о том, каким образом деньги отмываются с помощью футбола. В отчете FATF перечислены различные способы, которые используются в футболе для отмывания денег, а также приводятся интересные обоснования.

Любой спорт, в котором крутятся большие деньги — будь то футбол, теннис, крикет, гонки, автоматически становится полем для деятельности по отмыванию денег. В условиях кризиса неизбежно растет число зрителей футбола. В нынешние кризисные времена банки и финансовые институты испытывают на себе пристальное внимание органов контроля и ужесточают внутренний аудит и проверки. Куда же податься мошенникам? В условиях растущей безработицы число зрителей спортивных соревнование неизбежно растет, а вместе с ним и доходы, например, футбола. Достаточно только взглянуть на рекордно высокие суммы, которые выплачиваются нынче за спортсменов, чтобы понять, что на спорте кризис практически не отразился. По данным исследования, некоторые виды спорта оказались наиболее уязвимыми для криминального отмывания денег. В их числе — футбол, крикет, регби, скачки, автогонки, хоккей, баскетбол и волейбол. Спорт как бизнес привлекателен для преступных организаций не только своей прибыльностью — важным фактором являются связи и социальный престиж. Популярные виды спорта могут стать для криминальных деятелей пропуском в лагерь «знаменитостей». Особенное место в связи с этим занимает футбол, который является одним из популярнейших видов спорта в мире. Всего зарегистрировано 38 млн игроков и 5 млн судей и административных работников.

Существует определенная связь между криминальными организациями и миром футбола — начиная от международных преступных организаций, вовлеченных в наиболее известные футбольные клубы, и заканчивая преступными связями в небольших местных командах или даже в любительском футболе. В ходе исследования было выявлено, что некоторые финансовые операции повышают риск отмывания денег в футболе. Как пишет FATF, эти процессы связаны как с владельцами футбольных клубов, рынком трансферов, тотализаторами, так и правами на использование образа, спонсорство или рекламу. Инвестиции в футбольные клубы можно использовать для интегрирования денег незаконного происхождения в финансовую систему. Более того, как утверждает отчет, преступники видят в футболе идеальный инструмент отмывания денег. Наркоторговля и инвестиции в футбол. В отчете для иллюстрации приводится история некоего «мистера Хипа», который жил в небогатой семье в небольшом городе, затем эмигрировал за границу. Спустя пять лет вернулся с большим количеством денег в качестве собственника различных компаний в прилегающем регионе, которые требовали немалых вложений, явно за пределами его финансовых возможностей. Позднее мистер Хип купил футбольный клуб третьего дивизиона, который не представлял собой привлекательной инвестиции. Его единственным преимуществом было расположение в крупном городе страны. Однако мистер Хип перевел клуб в небольшой городок с населением не больше 30 тысяч человек, где из-за низкого числа поклонников его прибыли, казалось, неминуемо упадут. Но не тут-то было — зарплаты и расходы на инфраструктуру начали повышаться. Все эти действия, как оказалось, были направлены на то, чтобы узаконить владельца клуба в роли предпринимателя в спортивной сфере и как уважаемого человека. Позже команда перешла во второй дивизион. Спустя некоторое время выяснилось, что инвестор был главой сети, занимающейся наркоторговлей. Еще один пример, который приводится в отчете, касается игрока, купленного клубом за 10 млн евро. При этом в официальных документах значится сумма в 5 млн евро. Суть заключается в том, что 10 млн евро предоставляются инвесторами, которые платят 5 млн евро в фонд подбора талантливых игроков, а еще 5 млн евро, которые могут быть «грязными деньгами», предоставляют клубу «из-под полы». Игрок должен повысить свои данные, с тем чтобы потом его можно было перепродать в другой клуб, например, за трансферную оплату в 15 млн евро. Все вовлеченные лица выиграют от этой процедуры купли-продажи. Клуб может за дополнительные 5 млн евро купить лучшего игрока. Инвесторы же отмывают 5 млн евро и получают прибыль со своей инвестиции. Агент футболиста получает хорошую комиссию, так как игрока покупают за 10 млн вместо пяти, а потом продают за 15.

                                                                                                            Источник:  Newsland

 

Футбол с улыбкой  



Комиссия по противодействию отмыванию нелегальных доходов (FATF) приводит в докладе типичные схемы. В FATF рассчитывают, что это откроет диалог между странами и поможет решить проблему грязных денег в футболе.

Например, дело о финансировании убыточного французского любительского клуба. Он оставался на плаву только за счет крупных вливаний от президента. Деньги шли через несколько аффилированных с президентом компаний, это вызвало подозрения финансовых разведчиков: во-первых, у клуба не было перед бизнесменом никаких обязательств — ни финансовых, ни спортивных; во-вторых, суммы, инвестированные компаниями, были чрезмерны для их финансовых возможностей. Дело было возбуждено по фактам неправомерного использования активов компании (это преступление) и отмывания полученных таким образом средств.

Другой пример. Финансовая разведка Бельгии получила сведения от банка: ему показалось подозрительным предложение, сделанное находившемуся в предбанкротном состоянии клубу. Речь шла о нескольких миллионах евро, их был готов дать европеец, чьи компании были зарегистрированы в офшорах, а сам он никогда не был связан с футболом. Бизнесмен оказался хорошо известен полиции и финансовой разведке.

Еще один бизнесмен международного уровня не понравился FATF тем, как он покупал игроков для своего клуба: агентом выступала офшорная компания, компенсации агентским компаниям не раскрывались, а комиссия уходила новой офшорной компании. Это пример ухода от налогов, констатирует FATF.

«Кризис может стимулировать отмывание денег через футбол: клубы одержимы идеей получения средств, им не так важен их источник, они могут легко попасть в ловушки нелегальных операций», — объясняет появление доклада представитель FATF Винсент Шмолл, нет ни одной страны, где футболу удалось избежать сомнительных операций. Россия не исключение, считает Шмолл, но конкретных примеров не приводит.

По формальным признакам деятельность большинства российских футбольных клубов подпадает под описанные FATF схемы отмывания средств, считают опрошенные «Ведомостями» эксперты.

«Бюджеты раскрывают два клуба — ЦСКА и «Динамо», остальные живут втемную, суммы вливаний и источники финансирования чаще всего не раскрываются», — говорит Сергей Капков, руководитель фонда «Национальная академия футбола» (финансируется Романом Абрамовичем). А клубы, принадлежащие региональным администрациям (таких в России большинство), чаще всего некоммерческие партнерства, существуют на пожертвования. «В России футбол держится на начальниках, которые любят футбол, и спонсорах, которым нужна поддержка этих начальников», — считает Капков.

FATF указывает, что футбол помогает получить и более высокий социальный статус.

По оценке гендиректора Sportima Олега Манжи, более 70% расходов клубов в России покрывают государство или аффилированные с ним компании, не раскрывающие футбольных трат, клубы убыточны. «Из одной только убыточности нельзя делать выводов об отмывании денег», — считает партнер Deloitte Шариф Галеев: по его данным, более 90% клубов России контролируется государственными структурами.

По оценке Манжи, в футболе много сделок в кэше, клубы не раскрывают, как происходят покупка и продажа игроков, формально такие сделки похожи на отмывание средств.

Галеев считает, что откровенного криминала в футболе практически нет, но клубы могут использоваться в схемах оптимизации налогов.

В пресс-службе ВТБ (банк за долги получит «Динамо») отказались говорить, будут ли учитывать рекомендации FATF. Андрей Зарубьян, коммерческий директор ЦСКА, подчеркивает, что ЦСКА уже два года раскрывает свой бюджет, сообщает, что в 2009 г. клуб ожидает дефицита в $11,37 млн, покроют его акционеры, но бенефициаров раскрыть не хочет.

 Вице-президент клуба «Торпедо-ЗиЛ» Дмитрий Сергеев уверяет, что бизнесмены могут финансировать клубы только из любви к футболу — так поступает Александр Мамут, хозяин «Торпедо-ЗиЛ». Сергеев считает, что проблем с отмыванием денег в российском футболе нет, а есть злоупотребления бюджетными средствами.

  Футбол стал полноценным бизнесом, даже фанатов бесплатно используют для разборок и политических компаний. Что уж говорить о том, что отмывание денег, коррупция, торговля людьми, незаконный оборот наркотиков, уход от уплаты налогов — все это скрытая, неизвестная часть современного футбольного бизнеса.

Такое мнение содержится в докладе межправительственной организации FATF. По мнению российских футбольных агентов, схемы махинации в отечественном футболе стабильно работают и используются для отмывания денег и подкупа судей.

Межправительственная организация «Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег» (FATF), созданная для выработки и реализации коллективных мер борьбы с отмыванием преступных доходов и финансированием терроризма, опубликовала доклад. Главной темой данного документа стал футбол, который в настоящее время становится все более популярным инструментом для различных махинаций.

В период кризиса, а также из-за устаревания схем по отмыванию денег преступному сообществу все сложнее производить махинации с помощью различных подставных фирм и сделок с недвижимостью. В силу этого преступники все чаще используют футбол для реализации своих грязных дел. Возможно, под видом покупки того или иного клуба, трансфера того или иного футболиста, а также под видом той или иной букмекерской конторы происходит отмывание преступных денег.

По мнению FATF, футбол может использоваться также в качестве прикрытия других преступных деяний, в частности коррупции, торговли людьми, незаконного оборота наркотиков и ухода от уплаты налогов.

Агенты и подставные фирмы

В качестве доказательств представители FATF описали два ранее неопубликованных примера уклонения от уплаты налогов в Великобритании. Имена действующих лиц не называются, однако, по мнению составителей доклада, данные примеры стоит рассматривать без привязки к определенным лицам, поскольку они являются уже отработанными преступными схемами.

В первом примере некий клуб приобретает игрока за определенную сумму. Однако большая часть этой суммы, которая предназначается игроку, перенаправляется за границу некоему иностранному агенту. Затем агент встречается с футболистом за границей и передает часть этой суммы в размере $300 тыс. По данным FATF, клуб в полной мере осознавал, что часть суммы была проведена вышеописанным способом, в результате чего он смог сэкономить $38 тыс., которые должны были пойти в качестве налоговых отчислений.

Во втором примере подробно описывается, как клуб отмывает деньги, используя для получения выгоды от продажи имиджа игрока по всему миру подставную фирму, имевшую стопроцентный возврат налоговых отчислений.

«В России подобные схемы действуют сплошь и рядом».

Кроме того, организация проанализировала результаты опроса представителей властей и футбольных клубов в 25 странах и выявила более 20 случаев отмывания денег. В организацию FATF входит 32 страны, а две — Индия и Южная Корея являются наблюдателями. Россия вступила в организацию в 2003 году. C 2004 года в деятельности FATF от имени России участвует Федеральная служба по финансовому мониторингу.

«Подобные схемы существуют в России сплошь и рядом, — заявил известный футбольный агент, пожелавший остаться неизвестным. — Типичная схема: предположим, футболист стоит 100 рублей, а агент получает от клуба комиссионные в размере 500 рублей. Данная сумма перечисляется агенту на счет. Положенную себе часть агент забирает, а остальную перечисляет обратно в клуб, который купил игрока, или в клуб, который его продал.

«Проще говоря, все это обналичивание денег с помощью агентов. Эти схемы работают, и практически все ими пользуются. У меня тоже было много таких вариантов, и я их использовал», — заявил агент. «Когда нужны деньги на подкуп судей, появляемся мы».
«Кроме того, данные схемы существуют не только для того, чтобы уходить от налогов, но и для того, чтобы люди, которые работают в клубе, смогли заработать лишние деньги или потратить их на другие нужны, например подкуп судей. Такой вариант очень выгоден работникам именно бюджетного клуба, ведь нельзя же прописать в статье бюджета: такая-то сумма на подкуп судей, сказал агент.

«Естественно, когда губернатор платит три миллиона долларов в год на содержание команды первой лиги, когда у футболистов заплата десять тысяч долларов и премиальные от двух до четырех тысяч за игру, говорить инвесторам о том, что вот такая-то сумма нужна на судей, просто немыслимо, — другой представитель футбольного мира. — Возникает вопрос, откуда вытащить деньги на судей, которым платят абсолютно все. Вот тут-то и появляемся мы, агенты, и действуем с клубом по вышеописанной или иной схеме».

Источник:  Общая газета.ru

 

Отмывание денег и роспил. Док. Фильм.


 

Модели отмывания криминальных фондов денежных средств

Трехфазовая модель. Она является наиболее распространенной и предполагает выделение в едином процессе легализации следующих стадий: размещение (рlасеment), расслоение (layering) и интеграция (integration). Указанные три стадии могут осуществляться одновременно или частично накладываться друг на друга. Это зависит от имеющегося механизма легализации и от требований, предъявляемых преступной организацией.

Размещение (рlасеment) — это физическое размещение наличных денежных средств в мобильные финансовые инструменты, территориальное удаление от мест их происхождения. Размещение осуществляется в традиционных финансовых учреждениях; нетрадиционных финансовых учреждениях; розничной торговле, либо полностью за пределами страны.

Этап размещения крупных сумм наличности является самым слабым звеном в процессе отмывания денег. Незаконно полученные деньги наиболее легко могут быть выявлены на этом этапе.

Расслоение (layering) — отрыв незаконных доходов от их источников путем сложной цепи финансовых операций, направленных на маскировку проверяемого следа этих доходов. Если размещение больших сумм денег прошло успешно, т.е. не было обнаружено, то вскрыть дальнейшие действия отмывателей денег становится намного труднее. Различные финансовые операции наслаиваются одна на другую с целью усложнить работу правоохранительных органов по отысканию незаконных фондов, подлежащих конфискации.

Интеграция (integration) — стадия процесса легализации, непосредственно направленная на придание видимости законности преступно нажитому состоянию.

После того, как процесс расслоения успешно проведен, отмыватель денег должен создать видимость достоверности при объяснении источников появления своего богатства. Во время интеграции отмытые деньги помещаются обратно в экономику. Таким образом, они входят в банковскую систему под видом честно заработанных доходов. Если след отмываемых денег не был выявлен на двух предыдущих стадиях, то отделить законные деньги от незаконных исключительно сложно. Обнаружение отмытых денег на стадии интеграции становится возможным лишь с помощью агентурной работы.

Четырехфазовая модель. Этот подход к структурированию процесса отмывания используют эксперты ООН. Основными стадиями легализации являются:

Первая стадия — освобождение от наличных денег и перечисление их на счета подставных лиц. Такими лицами могут быть, например, родственники преступника. При этом соблюдается только одно условие: посредники должны иметь собственные счета в банках. В настоящее время наблюдается тенденция к поиску посредников, имеющих выходы на международные банки.

Вторая стадия — распределение наличных денежных средств. Они реализуются посредством скупки банковских платежных документов и других ценных бумаг. На этой стадии создается сеть осведомителей, которые могут сообщать правоохранительным органам о незаконном обороте денежной массы. Как показывает зарубежный опыт, распределение наличных денежных средств осуществляется часто в пунктах по обмену валюты, казино и ночных клубах.

Третья стадия — маскировка следов совершенного преступления. Перед преступником, отмывающим доходы, стоит на этой стадии следующая задача: принять все меры к тому, чтобы постороннее лицо не узнало, откуда получены деньги и с помощью кого они распределены в те или иные учреждения или организации. В целях выполнения этой задачи они проводят, как правило, следующие мероприятия:

использование банков для открытия счетов, расположенных, как правило, далеко от места работы и проживания преступников;
перевод денег в страну проживания из-за границы, но уже легально с новых счетов фирм или иных учреждений;
использование подпольной системы банковских счетов.
Четвертая стадия — интеграция денежной массы. На этой стадии преступные сообщества инвестируют легализованные капиталы в высокоприбыльные сферы и отрасли бизнеса.

Четырехсекторная модель легализации денег предложена швейцарским специалистом К. Мюллером. В рамках этой модели выделяются сектора и связанные с ними стадии отмывания. Критериями для выделения являются: легальность/нелегальность операций и страна совершения основного преступления/страна «отмывания» денег.

Первый сектор — страна основного преступления/легальность. В этом секторе осуществляется внутреннее, предварительное «отмывание».

Второй сектор — страна основного преступления/нелегальность. В этом секторе происходит сбор прошедших предварительное «отмывание» денег в пул и подготовка их к контрабанде.

Третий сектор — страна «отмывания» денег/нелегальность. В этом секторе происходит подготовка к вводу денег в легальную финансовую систему.

Четвертый сектор — страна «отмывания» денег/легальность. Здесь производятсямаскировочные действия в виде переводов, инвестиции.

Двухфазная модель. Согласно этой модели основными стадиями легализации являются Money Laundering («отмывание» денег) и Recycling (возвращение в оборот).

П. Бернаскони относит эти стадии, соответственно, к отмыванию первой и второй степени.

Первая степень представляет собой «отмывание» денег, полученных непосредственно от совершенного преступления. «Отмывание» первой степени осуществляется путем обмена денег на купюры иного достоинства или другие виды валют. На этой стадии осуществляются краткосрочные операции.

Вторая степень представлена среднесрочными и долгосрочными операциями, посредством которых предварительно отмытым деньгам придается видимость полученных из законных источников и вводятся в легальный экономический оборот.

В соответствии с этим подходом П. Бернаскони различает страны совершения основного преступления, ставшего источником дохода, и страны «отмывания» денег.

Основная проблема отмывания денег сводится, таким образом, к переводу больших незаконно полученных наличных сумм или иного имущества в легко управляемые финансовые инструменты или другие виды имущества.

Далее рассматриваются основные формы «отмывания» денег в рамках наиболее распространенной трехфазовой модели, на каждой из стадий которой применяются специфические методы.

Размещение — первая стадия отмывания доходов, полученных из нелегальных источников

Размещение (рlасеment) — это физическое размещение наличных денежных средств в мобильные финансовые инструменты, территориальное удаление от мест их происхождения.

Размещение является первым шагом легализации денег и наиболее слабым звеном в процессе отмывания денег. Незаконно полученные деньги относительно легче могут быть выявлены именно на этом этапе.

Известны различные методы размещения, которые в зависимости от используемых при этом финансовых институтов можно объединить в следующие категории (рисунок):

а) размещение в традиционных финансовых учреждениях;
б) размещение в нетрадиционных финансовых учреждениях;
в) размещение через учреждения нефинансового сектора;
г) размещение за пределами страны.

Рассмотрим данные группы методов более подробно.

А. Размещение через традиционные финансовые учреждения.

Традиционные финансовые учреждения занимаются обычным финансовым бизнесом на основе лицензии или разрешения. К ним относятся банковские и специализированные небанковские финансово-кредитные институты (коммерческие банки, сберегательные банки и ассоциации, кредитные союзы, банки взаимных фондов, пенсионные фонды, страховые компании, финансовые компании, инвестиционные фонды), которые подчиняются и управляются государственными регулирующими инстанциями.

Методы, с помощью которых преступники используют традиционные финансовые организации, включают:

смерфинг -превращение наличных денег в финансовые инструменты;
обмен мелких банкнот на купюры более крупного достоинства;
обменные сделки — организованный обмен денег на купюры иного достоинства или другую валюту;
структурирование операций с наличными деньгами;
установление контроля над финансовыми учреждениями;
незаконное использование исключений из закона;
использование корреспондентских отношений между банками;
создание ложного бумажного следа;
слияние законных и незаконных фондов;
перевод преступно полученных денег за рубеж;
использование «коллективных» счетов;
использование транзитных счетов;
механизм гарантии ссуды;
Рассмотрим некоторые из методов размещения более подробно:

Структурирование операций с наличными деньгами (техника дробления вкладов) — ограничение масштабов осуществляемых финансовых операций (вклады, покупка денежных инструментов и обмен купюр мелкого достоинства на более крупные купюры) с целью избежать заполнения специальных форм отчетности ( в США — CTR или CMIR) посредством разделения одной крупной суммы на ряд небольших (размером менее 10 тыс. долл. для США и большинства стран, принявших специальное законодательство о контроле над отмыванием денег). Затем деньги переводятся на другой счет, часто в другой стране. Это один из наиболее часто используемых методов на данной стадии отмывания.

Установление контроля над финансовыми учреждениями — метод, основанный на установлении контроля над деятельностью персонала финансового учреждения или над финансовым учреждением со стороны преступной организации. Такое подчинение упрощает размещение незаконных денег, их распределение и интеграцию.

В последнее время отмечаются попытки криминальных организаций проникнуть в мелкие банки и небанковские финансовые структуры, а также усилить контроль над деятельностью предприятий, расположенных в зоне их действия. В этом случае для отмывания капиталов используются руководители и служащие банков, которые оказывают преступникам содействие в дроблении счетов, использовании банковского счета для массовых операций по вкладам и снятию средств. За несколько месяцев до проверки банковской бухгалтерии операции прекращаются и на счету оставляются незначительные суммы. В ходе проверки выясняется, что в течение последних трех месяцев по счету не осуществлялось значительного движения средств, что не вызывает особых подозрений.

Широко используется данный метод в России, где свыше трех тысяч организованных преступных групп (сообществ, организаций) специализируется на легализации доходов, полученных от незаконной деятельности, почти 1,5 тыс. из них образовали в этих целях собственные хозяйственные легальные структуры. Помимо этого ими установлен контроль над более чем сорока тысячами хозяйствующих субъектов, среди которых около полутора тысяч предприятий и организаций государственного сектора экономики, целый ряд банковских и финансовых структур.

Отмытые деньги 15 Ноя 2017 admin
 
1 из 212