Обыкновенные чудеса. Книга. Михаил Махов. Читать онлайн.

Потом мы несколько раз встречались но , он так и не проявлял интереса ни к религии ни к церкви. Чисто деловые разгороры и встречи.

Потом случилась беда. Узнали о ней сразу все и подробно. По « Петербургскому» каналу телевидения показали аварию в которой КАМАЗ подрезанный легковой машиной, врезался в столб, и перевернулся. Что случилось с водителей не сообщили, а вот как питерци растаскивали пиво находивщееся в кузове показали достаточно подробно и цинично. 2 часа он лежал в кабине и ни кто не оказал ему помощи. Наконец приехала скорая и отвезла его в военный госпиталь. Это оказалось его счастьем, поскольку там врачи совершили чудо и собрали его кости из мелких кусочков.

Мы с ним встретились больше чем через пол года. Он приехал для того чтобы поблагодарить за молитвы о нем, просто поделиться рассказао о своем самочувствии и с чем то еще. То что у него есть это « что – то еще» видно было с начала разговора, но рядом стояли посторонние люди и он не р ешался сказать. Тогда я сам задал ему прямой вопрос

Ангелы приходили?

Он удивился и обрадовался. Сразу сказал

Приходили!

Как?- задал я ему вопрос.

Когда меня привезли в клинику – начал он свой рассказ- я умер. Тогда они и рпишли. Когда появились стало легко и хорошо. Светло так во круг. Они мне и говорят

Полетели с нами!

А я напугался

Нет говорю, как же я полечу у меня дома жена дети, как они без меня остануться. И так действительно встревожился.

Они удивились и улетели. А я когда очнулся мне стало плохо полохо. Все страшно болит, в голове одни страхи и переживания. А потом я умер еще раз и опять они пришли.

Теперь говорят полетишь? А мне опять хорошо, и я понимаю что если полечу так так хорошо и останется. Но опять сомнения замучали. У меня сын школу кончает. Я им и говорю

Я бы полетел да не знаю как там сын без меня сможет. Ему на следующий год поступать, а где он средства возьмет без меня? Говорю а самому расставаться с ними жалко. Но они так усмехнулись и опять улетели. А мне опять стало больно и плохо. Сутки мучался а к ночи я умер в третий раз. И они опять пришли.

Летишь? – спрашивают.

А я вроде бы уж и не против полететь. Понимаю что раз есть ангеля значиьт и Бог есть – не оставит моих. Но только чтото вот по родине заскучал и говорю им

Если над Пестяками пролетим, то я полечу. Они убылнулись. И … улетели. А я начал поправляться. По дому скучал. Да вот теперь вроде все ничего. Опять машину ремонтирую. Скоро зарабатывать буду.

Он еще, что – то говорил, говорил, но все это было уже не существенно. Глаза его были, где – то на мокром месте, он шарил взглядом по земле, но видел он там явно не асфальт и травку.

Скорая помощь “Скоропослушници”

Они в мужем и внуками приехали после статьи в журнале ” Здоровье женщины”, в которой было рассказано о целительной силе Святых источников Пестяков. Меня в первый раз не оказалось дома, но Елена рассказала в кратце свою чудесную историю и пообещала приехать из Москвы еще раз.

Во второй раз они и застали меня. Обычное знакомство и разговоры шли все равно к тому что ей нужно было рассказать свой случай. Уж больно он был трагичен и необычен. Она рассказывала его много раз, но поверить в это могут только ” опытные” люди, понимающие чудо как с медицинской так и с духовной стороны. В нас с супругой она и увидела таких людей. Приступать к рассказу она не решалась и матушка Люба сама намекнула об истории. Елена обрадовалась и сразу начала.

Мы с Алексеем очень любим путешествовать. Когда приобрели первую машину, ездили по всей стране. Палатки, костры, гитары – в общем, вся туристическая жизнь. У нас создалась компания и мы с ними весело отдыхали. Все было хорошо д решили упростить жизнь, выпендрились и купили походную бензиновую плитку. Она была удобна и проста.

В августе 1991 года поехали мы компанией на Дон. И в первый же день отдыха случилась эта беда. Мы развернули палатки, искупались и муж пошёл готовить. Достал плитку. Что там случилось потом ни кто, не мого объяснить. Баалон так разворотило что специалисты долго удивлялись. В общем, баллон взорвался в руках у Андрея. Он был в одних плавка и по этому вся жидкость попала прямо на кожу и он вспыхнул. Я сама ничего не видела. Только слышала хлопок. Он бросился в реку. Но когда вышел был весь обгорелый. Я когда его увидела у него не было ни волос не бровей. Мы повезли его в Волгоград. Из машины он выходил сам поскольку дотрагиваться до него было нельзя, так как кожа облезала чулком. Андрей оказался очень мужественным, он в прошлом военным. и до ванны с раствором дошёл сам. Там и потерял сознание.

Врачи после обследования вынесли приговор – обгорело девяносто процентов поверхности тела, проживет в лучшем случае два- три дня. Они предложили мне решить, как его отвезти домой. Мы можем на самолете его отправить сейчас, или вы потом повезете труп в гробу? – спросили врачи. Они были правы поскольку по науке при ожоге в 70 процентов считается что выжить нельзя, у у нас – девяносто.

Самое интересное что я не плакала. Я лихорадочно думала – что делать? И сказала врачам – вы делайте что можете, а там посмотрим. Я сутки от него не отходила, а потом пришла мысль что нужно бежать в храм.

И я побежала. Войдя в храм я у кого то спросила кому помолиться о срочном спасении и мне подсказали, что в срочных случаях надо обращаться к иконе ” Скоропослушница” И я побежала к ней. Я так у неё молилась, так её просила. Мне казалось что в храме только я и Икона и я беседую с ней, а после мне рассказали что храм был полон людей, я буквально прорывалась сквозь них, но я никого не видела. Молилась я до тех пор пока не поняла, что будет все нормально и что теперь как то все устроится.

Глава 7

Исцеления

Масло от Пантелеимона.

История первая

Это было в 1996 году, когда в Москву привезли мощи Святаго Великомученника и целителя Пантелеимона. Мы тогда в общине собрали записочки о здравии и я отправился посетить мощи, и освятить на них иконочку. Конечно, мне представлялось, что это событие необычное и, что при этом обязательно, что-то произойдет, но, чтобы происходило такое, я никак не мог предположить. Впрочем, по порядку; Первое, что меня поразило при посещении мощей – это очередь. Но не величина её – я видывал и побольше, а необычность. Сначала я не понял, в чем эта необычность и специально встал в эту очередь, чтобы почувствовать эту необычность. Очередь была разнообразной – это первое, что было в ней необычного. Когда видишь очередь за билетами в театр, это очередь одна, когда видишь очередь за колбасой, что в недавнем прошлом было не так редко, это очередь другая. Очередь за водкой, в которой я никогда в жизни не стоял, но приходилось её наблюдать – это очередь третья. Даже очередь к какой-либо святыне – это своя очередь, с определенным миром или, если можно так сказать, со своей философией. В очереди к мощам Пантелеимона было свое. Она была разнообразной. Здесь были все и в тоже время все были не похожи сами на себя. Нищие были необычайно тихими и просили не так настойчиво и навязчиво, как в вагонах метро, Богатые с сотовыми телефонами, отходили из очереди в стороночку при звонке на этот телефон, и прикрывались рукой при разговоре, как бы смущаясь своего телефона. Интеллигентные преподаватели вузов, откровенно читали акафисты и каноны, коротая время. Все были естественными – вот, что удивляло в этой очереди.

– Батюшка проходите! Священников пропускают без очереди! – предлагают то один, то другой. Братия монастыря, пробегая мимо, тоже не забывает остановиться и пригласить. Но мне не хочется уходить. Здесь в этой очереди все свои. И именно в ней уютно и хорошо. Но это было в первые дни. Когда я попал в эту очередь через несколько дней, она была уже другая. Но впрочем, разговор и не о ней. К мощам я приложился, иконочки освятил, даже священник, стоявший у мощей, открыл крышечку ковчежца и предложил освятить мне наперстный крест, за что я ему очень благодарен. Но главное, всем разливали освященное на мощах Великомученика Пантелеимона масло. Поделиться нужно было со всей общиной, поэтому получил я его достаточно.

В этот же день, я поехал на Старую площадь навестить одного знакомого. Разговор у нас, как всегда был приятный, но не долгий. Человек он занятой, да и у меня времени особенно не было. К тому же он вызвал служебную машину и куда-то собирался. Мы вместе вышли на улицу к машине. Здесь его ждала жена. И тут я понял его тревожное состояние, и некоторую суету при сборах. Его жену было трудно узнать. Страшно исхудавшая, с болезненным лицом, на котором было написано страдание и печаль.

– Что с Вами! – воскликнул я. Муж подхватил её под руку и несколько виновато заговорил.

– Да вот беда, заболела она, – и сделал некий знак глазами, что расскажет после и что болезнь страшная. Я не стал настаивать, поскольку на следующий день мы с ним опять должны были встретиться. Я понял, что он поэтому настаивал на завтрашней встрече, поскольку ему надо было поговорить. Я только предложил помазать её освященным маслом от Великомученика Пантелеимона. И она, неожиданно с радостью и надеждою согласилась. Я был уверен, что масло ей поможет. Уверен, и все. Надо быть внимательным и всегда почувствуешь, что вот сейчас, именно сейчас помощь будет, а вот в другой раз, тот же человек, те же действия, а что-то другое витает в воздухе и знаешь, что помощь будет, но не та, на которую рассчитывает человек. Жена знакомого ни на что не рассчитывала, она женщина умная и знала, что с ней, но помазание она приняла с верою.

На следующий день муж её был печален, говорил о ней с любовью и жалостью. Диагноз называл страшный, надежды почти не чувствовалось. Он вчера отвез её в клинику, где должны были сделать последний из многочисленных анализов. Однако он говорил об этом, как о несущественном и решённом деле. Как будто он приближенный к суду уже побывал в комнате, где заседали судьи, и видел, что они написали, а теперь вышел в зал и ждал, когда этот приговор зачитают. Утешать в таких случаях трудно, да и сам начинаешь переживать. Договорились, что если, что случится, то он даст мне знать.

Звонка от него не было. А через месяц его голос в трубке был радостный, задорный и он предлагал немедленно встретится.

– Масло ей помогло, – начал он сразу, как я вошел в кабинет, – они её мучали, мучали, а диагноз не подтвердился. Они ничего понять не могут: как же так, столько врачей и в таких клиниках – и ошиблись? А это все масло ваше.

– Не мое это масло, – объясняю я, – это Святой Пантелеимон помог. Он маслице послал.

История вторая.

Через несколько дней после первой истории мы побывали у мощей Святого Великомученника Пантелеимона в Донском монастыре. Со мною были несколько моих знакомых и в этот раз мы воспользовались возможностью, пройти группой к мощам без очереди. Со священником пропускали. Все сделали. Купили иконочек, попили водички, и опять взяли маслица. В этот раз в Москве мы были не долго, только побывали в Шереметьевском дворце на презентации “Собора христианских культур”, сделали несколько визитов и отправились домой. Приехали в Иваново поздно вечером, мой знакомый предложил переночевать у его тёщи. Я согласился, поскольку женщина она была добродушная, веселая и гостеприимная. Со знакомым мы имели привычку почти всю ночь разговаривать, поэтому я знал, что у неё это будет удобно, поскольку она не обижалась на столь долгое бодрствование, и сама принимала участие в разговорах. С такими мыслями и с настроением бодрым от удачной поездки в Москву, мы и приехали к ней.

Каково же было наше удивление, когда на пороге нас встретила заплаканная, раздраженная, постаревшая на пару десятилетий женщина. Настроение у меня и у моего знакомого сразу оборвалось. На его вопрос, что случилось, она бросилась в комнату и начала там рыдать. Он проводил меня в другую и закрылся с ней. Разговор их длился около часа, и вышли они оба в убитом состоянии. Так как время было позднее, то деваться все равно было некуда. Мой знакомый отозвал меня, а теща пошла готовить на кухню.

– У неё рак, – сказал он. – Она уже четвертые день ничего не ест и рыдает. Говорит, что лучше с голоду помрёт, чем от рака. Я не знаю, что с ней делать?

– Пойдем, вместе поговорим, – предложил я и мы вместе направились на кухню. Разговор был тяжелый. Я рассказывал примеры выздоровления, утешал примерами, когда люди десятилетиями живут после объявленного диагноза. Как всегда в таком случае, верится с трудом, ведь медики в трех инстанциях подтвердили диагноз. Завтра ей надо на последние исследования, но она не собирается на них идти.

-Лучше я с голоду умру! – и мне заявила она.

– Это быстрее, чем мучаться в их клинике!

Решимость её была твердая. И тогда я предложил помазать её маслицем от Пантелеимона. Решили сделать это сразу, перед ужином. Пошли в большую комнату, хорошенько помолились и помазались все маслом.

Сначала она решила, что можно и поужинать с нами. А потом пообещала, что пойдет в клинику на последние исследования. Настроение опять поднялось. А главное в этом доме появилась надежда. На утро мы попрощались, оставили ей пузыречек с маслом и попрощались. Честно я прощался с легкой мыслью, что может быть навсегда.

Диагноз не подтвердился, лечение, назначенное ей, оказалось удачным, настроение у неё стало обычным, и она вновь стала гостеприимной хозяйкой. Через пол года она даже собралась замуж. А икона Святаго Великомученика Пантелеимона заняла у неё почетное место. Вот так.

История третья

Третий раз мы побывали у мощей Пантелеимона с дочерью и сыном в Елоховском соборе. Был сильный дождь и мы подошли к ним мокрые, но домой вернулись радостные. Но дома нас ждало печальное известие. У нас сильно болела бабушка. У неё случился инсульт и состояние её было очень тяжелым. Мы с большим опасением перевезли её из того города, где она жила к себе и не очень надеялись на положительный исход. Однако вблизи церкви она стала немного поправляться и надежда наша начала крепнуть. Когда же мы вернулись из Москвы, наша матушка была заплаканная и расстроенная.

-Бабушке плохо, – сообщила она. – Был врач, осмотрел её и сказал, что у неё рак, и, что она вряд ли проживет недели две.

Бабушка действительно выглядела очень плохо. Она осунулась, кожа у неё стала желтая, как пергамент, и она ничего не хотела есть. Выслушав все, и успокоившись, мы приняли решение, что её нужно срочно причастить, и помазать маслицем от Пантелиимона. Все так и сделали.

На следующий день она покушала. Через четыре-пять дней кожа у неё стала слезать клочками и под ней виднелась молодая и розовая. Через две недели врач, поставивший диагноз, очень удивлялся тому, что он ошибся. А после того, как ему рассказали о маслице и причастии, сказал:

-Так и в Бога поверишь!

До этого он, бедный, в Него не верил. Не знаю как сейчас.

Бабушка умерла через полтора года, но совсем не от рака.

Луканинский колодчик.

Местность, в которой мы живем, богата святыми источниками и местами. Есть замечательный источник и недалеко от нашего храма, вода чистая, вкусная, на берегу озера. Он приносит нам много радости и пользы. Но сейчас речь не о нем. А о другом источнике – Луканинском. Ходит предание, что возле него, в корнях дерева была найдена икона Святаго Николая Чудотворца Мирликийского. Было это давно. Из предания же известно, что церковь наша, построенная в 1379 году, была тоже посвящена Святителю Николаю. Она хоть и поставлена была в некотором отдалении от источника, но алтарем направлена к нему. Деревянная она достояла до 1756 года и видела много удивительных событий и людей. Затем сгорела, но на месте её воздвигли замечательный собор, в котором один из престолов был посвящен Святому Николаю Чудотворцу. История длинная. Но все это время, хотя и был у церкви свой источник рядом, но всегда и люди и священство, ходили ещё и на Луканинский колодчик. Даже появилась традиция, как на него ходить. Встав с рассветом, но до восхода солнца, загадав, что попросить у Бога, нужно начать молитовку и идти к источнику, ни с кем не здороваясь, и не разговаривая, ни за что не оглядываясь, что бы там сзади ни произошло. И не прекращать молитвы пока воды на источнике не попьёшь и не умоешься. Если все выполнишь, то и Господь поможет. Вот такое правило. Кто соблюдает, а кто и не соблюдает его. В 1932 году церковь закрыли, священников убили, а людям приказали быть атеистами. Да где там. Разве Бога из сердца приказами выгонишь? Просчитались. Люди верили и будут верить. Заменили службу в церкви на молитвы на кладбище, да еще здесь – у колодчика. Здесь была часовенка, избушка маленькая, так собирались в ней по праздникам, служебку вели. Долго власти терпели, гоняли людей, кордоны перед колодчиком и кладбищем по праздникам устраивали, а потом и сожгли часовенку. Сам начальник милиции сжег. Приказали: и сжёг. Но колодчик остался, и ходили на него люди при надобности. Случилась такая надобность и у одного военного. В 1996 году он невдалеке на даче проживал. Много здесь вокруг дачников: из Москвы, из Питера, даже из Архангельска и Мурманска дачи покупают. Больно уж здесь места чистые, богатые грибом да ягодою, да и домов дешевых под дачи хватает. Вот и полковник этот рядом с колодчиком дачу в деревне купил. Да беда случилась. Руку сломал. Зная местную медицину, решил не обращаться. И хотя перелом серьезный, как он сам определил, он вместо больницы пошел на Луканинский колодчик и руку в леденящей воде долго- долго держал. Каждые день ходил. А через две недели взял этой рукой топор. Пошел к колодчику. Нарубил в округе древесины, отесал её, да и сделал вокруг колодчика срубы, мосточки да лавочки. Зажила рука-то. И рубить и пилить можно стало. Но это только одна история.

Теперь я знаю где мой родник!

У нас бывает очень много разных людей: ученые и артисты, верующие и начинающие, все нам нравятся, а особенно приятно, когда они знакомятся с народом, проживающим здесь. Русские традиции, вера, доброта и гостеприимство многих убеждают, что не все в этом мире плохо.

Так привел Господь однажды к нам в гости и Жанну Бичевскую с её мужем Геннадием. Замечательные люди. С удивительными взглядами, они пришлись по сердцу нашей общине. Банька, знаменитые здесь пельмени с грибами, пироги – кажется, тронули сердца гостей. Много было разговоров и встреч. Ходили мы, молча, и на Луканинский колодчик, и пили там воду и умывались. Гости гостями, а у Жанны с Геннадием должен был быть концерт в г. Родники. Жанна прихварывала и перед каждым концертом старалась привести горло в порядок. В Родники она приехала совсем больная. Горло сипело и не слушалось. Ничего не помогало, и я предложил ей наше, церковное средство – святую воду. В Родниках есть источник – родник, который и дал название городу. По преданию, его в четырнадцатом веке освящал сам Преподобный Тихон Луховской, костромской святой, славящийся своей лечебной помощью. Освятивший множество источников в округе. Родник долгие века питал своею водой село Родники и не раз был его защитником. Так в начале века в округе была большая эпидемия чумы. Во всех селениях заболевали и умирали люди. Небвыло больных только в селе Парское, где тоже великолепный источник, да в селе Родники. Местный фельдшер, в лице которого тогда была вся больница, был крайне удивлен этому явлению, Причину он увидел в роднике из которого свё село брало воду. Чтобы убедится в этом он взял пробу воды и отправился с нею в Москву. Там ему сделали анализ воды и оказалось что её состав в котрый входил сероводород, и железо и десятки других элементов, был убийственен для микробов чумы. Но конечно дело было не только в составе. Источник издревле считавшийся святым, действительно нес в себе духовность и святость, и не случайно к нему стекались паломники, которые и пили воду источника и купались в пруду в котором была кристально, чистая ключевая вода.

К этому источнику мы и приехали. Жанна была поражена его журчанием и необычным вкусом воды. Но особенно её поразило то, что горло, до этого совершенно не слушающееся ее, вдруг освободилось от боли и опять стало здоровым. Жанна, как всегда, эмоционально порадовалась этому и вдруг запела:

– Если тебя неудача постигла…выйди скорей к моему роднику…” Я теперь знаю, где мой роднику, – кивнула она на журчащую, и как бы с ней веселящуюся струю. На концерте она зрителям – родниковцам так и сказала, что теперь она знает что её родник здесь, и что песню иеромонаха Романа она посвящает с этих пор Родниковскому роднику.

Бесы испугались святой воды.

Одну из историй об исцелении Святою водой я рассказал одной гостье, а она в ответ и говорит.

– Это что батюшка, вот у меня что с водой -то было. Муж мой сильно пил. Так пил, что и уж сил никаких не было. Я не знала, что и делать. Да не просто напьется раз и все, а запоями страдал. Я ничего сделать не могла. Хоть и хозяйство большое и дети – моему все нипочем – пьет. Однажды слышу: он что – то там стонет и ругается. Вошла к нему в комнату, а он руками кого-то отганяет и ругается на них. Я из ругани поняла, что он бесов видит и отбивается от них. Я напугалась- что делать? А у нас церковь тогда закрыта была. Но была старушка одна, сильно верующая. Я к ней и побежала. А она говорит, что святой воды на него надо брызнуть, и дала мне баночку с водой. Я побежала домой. А он, как увидал меня с банкой, с кровати вскочил, да как кинется в угол. Я гляжу, что напугался. Он в углу орет, а сам опять от бесов отбивается и закрывается, как будто они его бьют. А у меня дома была чаша деревянная. Я знала, что она церковная. Когда церковь закрывали, люди кое-что попрятали, а вот потом ко мне эта чаша как-то перешла. Я не знала, для чего она. Но никак её не использовала. А тут, вспомнила. Я в шкаф бросилась, чашу достала, да в неё воды и налила. А старушка та, как раз за мной и пришла в дом, посмотреть так ли я все сделаю.

– Можно ли в эту чашу наливать? – спросила я. Она ответила, что можно, чаша-то церковная. Я воды налила, да к мужу. И тут он кричит:

– Дверь, дверь открой!

Я дверь входную и открыла. На него как водой прысну, а он как вскрикнет , стонет, а сам руками отбивается. Вдруг кричит:

– Один ушел, а двенадцать осталось.

Я поняла, что он про бесов говорит. Я опять прыснула, а он кричит

-Одинадцать осталось!

Мне страшно, но я все брызжу водой святой. Когда он закричал, что двенадцать ушло а одного не выгонишь, я уже осмелела, да как плесну на него водой из чаши. А тут над моею головой, как трахнет что-то. Громко и сильно. Дом так и тряхнуло, а в это же время чаша у меня в руке, как треснет и развалилась пополам. Старушка моя упала в обморок. Я стою, ничего понять не могу. А муж упал и молчит. Даже не стонет. Я сначала бабульку отхаживала. Из банки воды святой взяла и на нее. Она очнулась, сидит ничего не понимает. А я к мужу. Он лежит и спит. Я его на кровать проводила. Верите: двое суток спал! Потом два года в рот вина не брал. Сейчас выпивает, но умеренно, жить можно. А трахнула надо мной балка центральная в доме. Она сделана из толстенного бревна, трещина вдоль всей длинны в два лальца шириной образовалась, а чаша так расколотая и лежит. Я её даже склеивать боюсь. Какая-то она таинственная. Вот так батюшка. Бесы святой воды испугались!

Глава 8

Наказания за преступления

Будьте вы прокляты!

Недалеко от г. Родники Ивановской области, находится замечательный храм. Предание говорит о том, что построил его в 1817 году князь Трубецкой. Храм стоит на берегу речки Тихонка. Тихонка она называется по тому, что её в четырнадцатом веке освятил Преподобный Тихон Луховской. С тех пор она считалась лечебной. Князь Трубецкой привез сюда якобы какую-то свою родственницу, и она вылечила в речке больные ноги. В честь этого он и решил построить этот храм. Для этого он нашёл в деревне мальчика иконописца. Послал его в Италию учиться живописи и архитектуре. Когда тот вернулся то по его проекту и был построен храм, с совершенно уникальной архитектурой. Когда юноша расписал храм, то к князю приехал его знакомый из Петербурга. Он пригласил юношу художника расписывать Казанский собор на Невском проспекте. Но когда в 1825 году в России разразилась чума художник заразился и пошёл пешком, так как все движение было прекращено, умирать на родину. До дома он не дошёл и умер во Владимире. Но храм его остался памятником и художнику и князю Трубецкому.

В тридцатые годы атеисты решили закрыть храм. Об этом мне и рассказала свидетельница тех событий.

– Иконы в храме были очень красивые. Храм сначала закрыли, но не разоряли, но потом видать пришёл приказ, и приехали председатели колхоза и сельского совета на его разорение. Дали мужикам вина открыли двери и давай все выносить. Что то грузили в телеги, а что-то начали сжигать в разведённом большом костре. Туда они в основном кидали небольшие иконы. Вокруг костра бегали несколько женщин и выхватывали иконы из огня. Председатель колхоза ругался на них, оттаскивал и пинал, а потом выхватил пистолет и выстрелил в воздух. Тут все отбежали, но одна бабка не побоялась и пошла на председателя крича

– Будь ты проклят зверь! Гореть вам всем самим в огне. Председатель обругал её и продолжал свое дело. Большие иконы он приказал свести на ферму и сделать там из них двери на свинарнике, повесив святые иконы вверх ногами. Свинарки рассказывали что снять ни кто не решался, но двери старались не запачкать и украдкой молились святым на иконах, плача и сокрушаясь.

Проклятие верующей старухи сбылось вскоре. Не прошло и месяца, как председатель подошёл в цыстерне с горючим. Он был как всегда с папироской в зубах. Никогда ничего не происходило. На этот раз цыстерна взорвалась, он сильно обгорел и на следующий день умер. Председатель сельсовета, жила в другом селе. Через два месяца после разорения церкви, у неё ночью загорелся дом. Не спасли ни её ни её дочь.

Нельзя иконы жечь

Эта история была в конце сороковых. Рассказала мне её одна женщина, которая очень много помогает храмам, и на мой взгляд очень верующий и хороший человек. На мое удивление о том как она искренне относится к религии, он рассказла мне историю как стала верующей.

-Было это когда я была девченкой и мы жили в деревне. Семь была не верующая, да и запрещали тогда веру, но мать хранила втихаря иконки. Однажды мать пришла с работы, а отец и старший брат сидят у печки, пьяные и расколов топором икону, кидают шепки в огонь. Мать страшно рассердилась на них и стала ругаться. Они стали смеяться над ней и говорить что это только доска. Тогда мать в сердцах и крикнула, что вы сами как доски и тоже сгорите в огне. Что у неё вырвалось она сама не понимала. Не прошло и месяца, как произошло первое страшное событие; брат пришел домой с работы пьяный, и сел у электро плитки погреться. Задремал и на нем загорелся ватник. А был он сырой и по этому не сильно горел, а тлел. Брат и не почувствовал как весь обгорел. Когда его обнаружили все тело у него было созжено. Страдал он очень сильно. Сорок дней он мучался, плакал и кричал что горит. Просил прощения и на сороковой день умер. Отец испугался этого события и даже пить стал меньше. Однако и его гнев Божий настиг. В этом же году он свалился с раком желудка. Сделать ничего не могли и он тодже страшно страдал. Ему казалось что он горит из нутри. Он все время просил воды, и кричал что горит. Умер он тоже на сороковой день. Это так меня и всех знавших о сожженых иконах поразило, что личьно я поверила что Бог есть, и наказание его неотвратимо.

Михаил Махов

Обыкновенные чудеса. Книга. Михаил Махов. Читать онлайн. 10 Фев 2019 KS