Омар Хайям. Рубаи. Стихи. Мудрости жизни.

Сподобился б Господь наш мир перевернуть!
Причём — сегодня же, чтоб я успел взглянуть,
Как Он решил со мной: иль имя зачеркнуть,
Иль дать ничтожному — в величие шагнуть.

Из вечной тьмы подняв и повелев мне: «Будь!» —
Ты щедрым был ко мне, в земной пуская путь.
Но отблагодарить не в силах я, прости уж,
Могильным прахом долг верну когда — нибудь.

0_402a2_9ca1370c_S[1]

И те, кто изучал диковины земли,
И те, кто горний мир высматривал вдали,
Едва ли, думаю, смогли дойти до сути
И вряд ли что — нибудь уразуметь смогли.

Почтенный! Не считай, что в «завтра» ты проник,
Пустыми соблазнясь пророчествами книг.
Кто предпочёл познать «сегодня», тот постиг
И суть грядущего: век мирозданья — миг.

0_402a2_9ca1370c_S[1]

Не порыбачил ты, но хвалишь свой улов!
Не блещешь знанием, но говорун каков!…
Наставник истины добиться хочет сути,
А не звучания запомнившихся слов.

Хитры, пронырливы и вёртки, как ужи,
Столпы невежества — «учёные мужи».
Они не расплетут загадок вековечных,
Зато уж наплетут такой красивой лжи!

0_402a2_9ca1370c_S[1]

О многознающий! Мы спорим без конца,
Так заверши наш спор сужденьем мудреца.
Вот сказано: был Бог, и больше ничего, мол…
Совсем уж ничего? И — места для Творца?!

Коль завтра и мечеть, и нечестивый храм
Развалятся, представь, как тяжко станет нам.
Без проповедников бог знает что начнётся!
Кто сам помчится в ад? Кто рай отыщет — сам?

0_402a2_9ca1370c_S[1]

Что у тебя, ханжа, плутающий во тьме,
Помимо зависти вселенской, на уме?
Мы всеми мыслями — в Творце, в Его творенье,
Ты — в женских месячных и всяческом дерьме.

О светочи ума, учёный цвет земли,
Столпы обычаев, вы с факелами шли,
Но из пещерной тьмы не вывели наружу,
Нам сказок наплели, а сами спать легли.

0_402a2_9ca1370c_S[1]

Мужать и ликовать, коль жизнь отдать вину.
Черстветь и замерзать, коль быть у книг в плену.
Иди вина испей, обзаведись румянцем:
Жевание сабзы вгоняет в желтизну.

Всем грешникам страдать и корчиться в огне,
Но жадных я припечь советую вдвойне.
Ведь сам Пророк сказал: «Коль жаден мусульманин
И щедр христианин, — второй дороже мне!»

0_402a2_9ca1370c_S[1]

Пока не рухнул ты, от кубка Смерти пьян,
И пахарями в прах не втоптан, как бурьян,
С деньгами к нам иди! Монеты в мир загробный
Брать не советую, на них не тот чекан.

О, мёртвые сердца! Чтоб над судьбой восстать,
Утраты и года вернуть и наверстать,
Чтоб сразу в двух мирах два урожая снять,
Возможность лишь одна: ожившим сердцем стать!

0_402a2_9ca1370c_S[1]

А где-то не под гнёт покойников кладут,
Так те не ждут Суда, они назад бегут.
И ты всё говоришь, известий нет от оттуда?
Но мы о тамошнем — откуда знаем тут?

Ликуйте! День — другой, и месяц настаёт,
Когда попразднует постящийся народ.
Вон — месяц: отощал, согнулся, еле виден,
Измученный постом, скончается вот-вот!

0_402a2_9ca1370c_S[1]

Сердца счастливые нельзя тоской губить,
Минуты радости камнями тягот бить.
Не ведает никто, чему в грядущем быть,
И надо — пировать, блаженствовать, любить.

Будь рад, что не спешит стрелу нацелить Рок,
И даже шестьдесят — почти возможный срок,
И что Добро и Зло тебе, как прежде, странны,
И замыслы Судьбы всё так же невдомёк.

0_402a2_9ca1370c_S[1]

Если бог не услышит меня в вышине —
Я молитвы свои обращу к сатане.
Если богу желанья мои неугодны —
Значит, дьявол внушает желания мне!

Много сект насчитал я в исламе. Из всех
Я избрал себе секту любовных утех.
Ты — мой бог! Подари же мне радости рая.
Слиться с богом, любовью пылая, — не грех!

0_402a2_9ca1370c_S[1]

Трясу надежды ветвь, но где желанный плод?
Как смертный нить судьбы в кромешной тьме найдет?
Тесна мне бытия печальная темница, —
О, если б дверь найти, что к вечности ведет!

Нам в мечети говорят:»Бог основа и суть».
Мудрецы нас к науке хотят повернуть.
Но, боюсь, кто-нибудь придёт и заявит:
«Эй,слепцы!Есть иной, вам неведомый путь!»…

0_402a2_9ca1370c_S[1]

Ты — рудник, коль на поиск рубина идешь,
Ты — любим, коль надеждой свиданья живешь.
Вникни в суть этих слов — и нехитрых, и мудрых:
Все, что ищешь, в себе непременно найдешь!

Кто битым жизнью был, тот большего добьется.
Пуд соли съевший, выше ценит мед.
Кто слезы лил, тот искренней смеется.
Кто умирал, тот знает, что живет…

0_402a2_9ca1370c_S[1]

Омар Хайям. Рубаи. Стихи. Мудрости жизни. 30 Янв 2020 KS