Омар Хайям. Рубаи. Стихи. Мудрости жизни.

Мудрости жизни – 7

 Видео


0_402a2_9ca1370c_S[1]

О колесо небес! Плодишь ты грязь и мразь,
Извечно с чистотой душевной не мирясь.
Недаром – колесо: стараешься, крутясь.
Кто мразь, тот будет князь, а если князь, то в грязь!

0_402a2_9ca1370c_S[1]

Текст песни: Мудрости жизни 7

Все ароматы жадно я вдыхал,
Пил все лучи. А женщин всех желал.
Что жизнь? – Ручей земной блеснул на солнце
И где-то в черной трещине пропал.

Пока хоть искры ветер не унес, –
Воспламеняй ее весельем лоз!
Пока хоть тень осталась прежней силы, –
Распутывай узлы душистых кос!

Ты – воин с сетью: уловляй сердца!
Кувшин вина – и в тень у деревца.
Ручей поет: “Умрешь и станешь глиной.
Дан ненадолго лунный блеск лица”.

“Не пей, Хайям!” Ну, как им объяснить,
Что в темноте я не согласен жить!
А блеск вина и взор лукавый милой –
Вот два блестящих повода, чтоб пить!

Мне говорят: “Хайям, не пей вина!”
А как же быть? Лишь пьяному слышна
Речь гиацинта нежная тюльпану,
Которой мне не говорит она!

Развеселись!.. В плен не поймать ручья?
Зато ласкает беглая струя!
Нет в женщинах и в жизни постоянства?
Зато бывает очередь твоя!

“От ран души вином себя избавь…”
Тогда на стол все вина мира ставь.
Моя душа изранена…
Все вина дай сюда. Но раны- мне оставь.

Любовь вначале – ласкова всегда.
В воспоминаньях – ласкова всегда.
А любишь – боль! И с жадностью друг друга
Терзаем мы и мучаем – всегда.

Шиповник алый нежен? Ты – нежней.
Китайский идол пышен? Ты – пышней.
Слаб шахматный король пред королевой?
Но я, глупец, перед тобой слабей!

Любви несем мы жизнь – последний дар?
Над сердцем близко занесен удар.
Но и за миг до гибели – дай губы,
О, сладостная чаша нежных чар!

“Наш мир – аллея молодая роз,
Хор соловьев и болтовня стрекоз”.
А осенью? “Безмолвие и звезды,
И мрак твоих распушенных волос…”

“Стихий – четыре. Чувств как будто пять,
И сто загадок”. Стоит ли считать?
Сыграй на лютне, – говор лютни сладок:
В нем ветер жизни – мастер опьянять…

В небесном кубке – хмель воздушных роз.
Разбей стекло тщеславно-мелких грез!
К чему тревоги, почести, мечтанья?
Звон тихий струн… и нежный шелк волос…

Для раненой любви вина готовь!
Мускатного и алого, как кровь.
Залей пожар, бессонный, затаенный,
И в струнный шелк запутай душу вновь.

В том не любовь, кто буйством не томим,
В том хворостинок отсырелых дым.
Любовь – костер, пылающий, бессонный…
Влюбленный ранен. Он – неисцелим!

До щек ее добраться – нежных роз?
Сначала в сердце тысячи заноз!
Так гребень: в зубья мелкие изрежут,
Чтоб слаще плавал в роскоши волос!

Не дрогнут ветки… Ночь… Я одинок…
Во тьме роняет роза лепесток.
Так – ты ушла! И горьких опьянений
Летучий бред развеян и далек.

Не ты один несчастлив. Не гневи
Упорством Неба. Силы обнови
На молодой груди, упруго нежной…
Найдешь восторг, но не ищи любви.

Я снова молод. Алое вино,
Дай радости душе! А заодно
Дай горечи и терпкой, и душистой…
Жизнь – горькое и пьяное вино!

Сегодня оргия, – c моей женой,
Бесплодной дочкой Мудрости пустой,
Я развожусь! Друзья, и я в восторге,
И я женюсь на дочке лоз простой…

Не видели Венера и Луна
Земного блеска сладостней вина.
Продать вино? Хоть золото и веско, –
Ошибка бедных продавцов ясна.

Рубин огромный солнца засиял
В моем вине: заря! Возьми сандал:
Один кусок – певучей лютней сделай,
Другой – зажги, чтоб мир благоухал.

“Слаб человек – судьбы неверный раб,
Изобличенный и бесстыдный раб!”
Особенно в любви. Я сам, я первый
Всегда неверен и ко многим слаб.

Сковал нам руки темный обруч дней –
Дней без вина, без помыслов о ней…
Скупое время и за них взимает
Всю цену полных, настоящих дней!

“Мир громоздит такие горы зол!
Их вечный гнет над сердцем так тяжел!”
Но если б ты разрыл их! Сколько чудных,
Сияющих алмазов ты б нашел!

Проходит жизнь – летучий караван.
Привал недолог… Полон ли стакан?
Красавица, ко мне! Опустит полог
Над сонным счастьем дремлющий туман.

В одном соблазне юном – чувствуй все!
В одном напеве струнном – слушай все!
Не уходи в темнеющие дали:
Живи в короткой яркой полосе.

Добро и зло враждуют: мир в огне.
А что же небо? Небо – в стороне.
Проклятия и яростные гимны
Не долетают к синей вышине.

Как мир хорош, как свеж огонь денниц!
И нет Творца, пред кем упасть бы ниц.
Но розы льнут, восторгом манят губы…
Не трогай лютни: будем слушать птиц.

Пируй! Опять настроишься на лад.
Что забегать вперед или назад! –
На празднике свободы тесен разум:
Он – наш тюремный будничный халат.

Пустое счастье – выскочка, не друг!
Вот с молодым вином – я старый друг!
Люблю погладить благородный кубок:
В нем кровь кипит. В нем чувствуется друг.

0_402a2_9ca1370c_S[1]

И вот ушёл твой дух в загадочную тьму,
И новый человек живёт в твоем дому.
И невдомек ему и прочим новосёлам,
Что ходят – то они по телу твоему.

О Сердце не являй друзьям печальный вид,
Мужайся, не делись, о чём душа болит.
Беда привязчива – она, забывши стыд,
И к другу твоему в подруги наровит.

0_402a2_9ca1370c_S[1]

Отзывчивых людей сравню я с зеркалами.
Как жаль, что зеркала себя не видят сами!..
Чтоб ясно разглядеть себя в своих друзьях,
Вначале зеркалом предстань перед друзьями.

Свою слепить бы жизнь из самых умных дел –
Там не додумался, тут вовсе не сумел.
Но Время – вот у нас учитель расторопный!
Как подзатыльник даст, ты малость поумнел.

0_402a2_9ca1370c_S[1]

Кто всячески себе наводит красоту,
Мечтает всем в глаза бросаться за версту,
Тому и невдомёк, в чём красота мужская.
А ну как я его за женщину сочту!..

Не нас ли Истина любовью облекла,
Покорность и грехи презреть нам помогла!
Твои щедроты нас где ни застанут, станут
Безделье – деланьем, безделицей дела.

0_402a2_9ca1370c_S[1]

Смысла нет постоянно себя утруждать,
Чтобы здесь, на земле, заслужить благодать.
Что тебе предначертано, то и получишь.
И не больше, ни меньше. И нечего ждать.

Благородные люди, друг друга любя,
Видят горе других, забывают себя.
    Если чести и блеска зеркал ты желаешь, –
  Не завидуй другим, – и возлюбят тебя.

0_402a2_9ca1370c_S[1]

Я познание сделал своим ремеслом,
Я знаком с высшей правдой и с низменным злом.
Все тугие узлы я распутал на свете
 Кроме смерти, завязанной мертвым узлом.

«Рай, — мне твердили, — высшая награда.
Там — прелесть гурий, сладость винограда».
Но что мне рай, когда я и сейчас
Владею всем, не выходя из сада!

0_402a2_9ca1370c_S[1]

В мире радость твори и другим и себе,
Живи вольно, вручив свое тело судьбе.
Откажись от того, чего завтра лишишься,
Живи всласть, не сгорая в бесплодной борьбе!

Живи правильно, будь тем доволен, что есть,
Живи вольно, храни и свободу, и честь.
Не горюй, не завидуй тому, кто богаче,
Кто беднее тебя, – тех на свете не счесть!

Не теряй никогда в жизни мудрости суть,
Не теряй, чтоб к добру или злобе прильнуть!
  Ты – и путник, и путь, и привал на дороге, –
  Не теряй же к себе возвращения путь!

0_402a2_9ca1370c_S[1]

Мудрости жизни – 8

 Видео

0_402a2_9ca1370c_S[1]

Текст песни: Мудрости жизни 8

Как! Золотом заслуг платить за сор –
За эту жизнь? Навязан договор,
Должник обманут, слаб… А в суд потянут
Без разговоров. Ловкий кредитор!

Чужой стряпни вдыхать всемирный чад?!
Класть на прорехи жизни ряд заплат?!
Платить убытки по счетам Вселенной?!
– Нет! Я не так усерден и богат!

Во-первых, жизнь мне дали, не спросясь.
Потом – невязка в чувствах началась.
Теперь же гонят вон… Уйду! Согласен!
Но замысел неясен: где же связь?

Ловушки, ямы на моем пути.
Их Бог расставил. И велел идти.
И все предвидел. И меня оставил.
И судит тот, кто не хотел спасти!

Наполнив жизнь соблазном ярких дней,
Наполнив душу пламенем страстей,
Бог отреченья требует: вот чаша –
Она полна: нагни – и не пролей!

Ты в наше сердце грязный ком вложил.
Ты в рай змею коварную впустил.
И человеку – Ты же обвинитель?
Скорей проси, чтоб он Тебя простил!

Ты налетел, Господь, как ураган:
Мне в рот горсть пыли бросил, мой стакан
Перевернул и хмель бесценный пролил…
Да кто из нас двоих сегодня пьян?

Я суеверно идолов любил.
Но лгут они. Ничьих не хватит сил…
Я продал имя доброе за песню,
И в мелкой кружке славу утопил.

Казнись, и душу к вечности готовь,
Давай зароки, отвергай любовь.
А там весна! Придет и кинет розы.
И покаянья плащ разорван вновь!

Все радости желанные – срывай!
Пошире кубок счастью подставляй!
Твоих лишений Небо не оценит.
Так лейтесь, вина, песни, через край!

Монастырей, мечетей, синагог
И в них трусишек много видел Бог.
Но нет в сердцах, освобожденных солнцем,
Дурных семян: невольничьих тревог.

Будь вольнодумцем! Помни наш зарок:
“Святоша – узок, лицемер – жесток”.
Звучит упрямо проповедь Хайяма:
“Разбойничай, но сердцем будь широк!”

Льнет к сонной розе ветер, шепчет ей:
“В огне фиалки, встань, затми скорей!
Кто в этот час мудрец? Кто пьет на милой
Звенящий кубок! “Залпом, – и разбей!”

Душа вина легка! Неси ей дань:
Кувшин округло-звонкий. И чекань
С любовью кубок: чтобы в нем сияла
И отражалась золотая грань.

В вине я вижу алый дух огня
И блеск иголок. Чаша для меня
Хрустальная – живой осколок неба.
“А что же Ночь? А Ночь – ресницы Дня…”

Умей всегда быть в духе, больше пей,
Не верь убогой мудрости людей,
А говори: “Жизнь – бедная невеста!
Приданое – в веселости моей”.

Да, виноградная лоза к пятам
Моим пристала, на смех дервишам.
Но из души моей, как из металла,
Куется ключ, быть может, – к небесам.

От алых губ – тянись к иной любви.
Христа, Венеру – всех на пир зови!
Вином любви смягчай неправды жизни,
А дни, как кисти ласковые, рви.

Прекрасно – зерен набросать полям!
Прекрасней – в душу солнце бросить нам!
И подчинять добру людей свободных
Прекраснее, чем волю дать рабам.

0_402a2_9ca1370c_S[1]

Омар Хайям. Рубаи. Стихи. Мудрости жизни. 17 Апр 2019 admin